ОТВЕРЖЕННЫЙ.

Не стоит искать причин. Не стоит искать виновных. Мы расстались, и всё. Я помню, как она смерила меня ледяным своим взглядом и ушла, не оборачиваясь. Я помню, как ноги мои подкосились, как в виски ударила молодая кровь, толчками омывая мой мозг, в котором, казалось, стало вдруг пусто до отчаяния. Одна картина тогда мне представлялась – огромные хромированные поршни, размеренно выполняя свою работу, настойчиво-механически толкали нефть в своих жилах. Я побрёл, не зная, впрочем, куда, спотыкаясь и повесив голову. Я весь ушёл в себя. В голове царил хаос – обрывки фраз, звуки, кусочки каких-то песен известного и подходящего моему состоянию содержания, нелепые и непонятные образы – все какие-то рваные и безсмысленные и, наконец, её лицо, величавое, гневное, с полными отвращения и ненависти глазами. Я хорошо тогда ощутил, что до сегодняшнего дня совсем иначе воспринимал её лицо, видел в нём совсем не те черты, казалось, что её образ был мною выдуман, в то время, как на самом деле она сама, настоящая, всегда была для меня загадкой. Я привык к ней, правда, но когда она ушла, я с великой болью понял, что за этой своей привычкой я совсем перестал различать любимого человека. Я шёл и сокрушался о своей гордости, которая подменила собой истину. Я был теперь совершенно один в чёрно- белом мире декораций и безсмысленных актёров.
Оказалось, что я бреду по остановке, толкая стоящих там людей и совсем того не примечая. Вдруг – о, боги! – не может быть, это сон!- я увидел у стоящего троллейбуса её яркую куртку, увидел её волосы, вот она, одна, ставит ногу на подножку и залезает в троллейбус, который вот-вот закроет двери и уедет – навсегда, прочь от меня, в другое измерение и это навсегда, навсегда!.. я вскрикнул и бросился бежать к этой двери, закрывшей от меня моё всё, мою драгоценность, моё счастье и мою жизнь! Но троллейбус ушёл у меня из-под носа, я не успел даже ударить по его бездушным жестоким дверям. Далее сознание моё помутилось, какая-то тёмно-красная пелена окутала мои мысли, подхватила и понесла – в никуда, в ничто……..
…я пришёл в себя совсем на другом конце города, очнулся от того, что почувствовал, как рыдания разрывают мою душу. Был я в каком-то сугробе, а в метрах пяти от меня неслись машины, автобусы, такси, а по тротуару суетливо шли люди, все мимо, все чужие. Я вылез из снега, перешёл дорогу, подошёл к ближайшему ларьку и купил банку воды, жадно припав к которой, я впервые позволил себе посмотреть по сторонам. Остановка, много людей, конец рабочего и учебного дня, люди спешат разъехаться по домам. Я пошёл прочь из этого места. И тут я увидел её. Она шла прямо мне навстречу, ещё не заметив меня. Кровь ударила мне в голову надеждой, надеждой, неумирающей, молодой, чудесной.. Почти поравнявшись с ней, я напустил на себя весёлость и приставным шагом подскочил к ней. «Здаров! Как делищи?» - спросил я как можно естественней, улыбаясь. Она вскинула на меня злые глаза и прошипела: «Уб-бирайся прочь, отстань от меня!..». Это был чужой человек, мой враг, это было невозможно, это… это… это не могла быть она, она-же меня любила, она всегда смеялась на мои глупые шутки…! Она ушла навсегда, я потерял её… Шатаясь, я сделал несколько шагов вперёд.. Я как-то сразу весь ослаб, целиком, наверное в эту минуту меня запросто мог нокаутировать трёхлетний мальчик. Тут ноги мои как-то неестественно подогнулись, я дрогнул и упал на колени, трясясь, как в лихорадке. Весь мир лопнул и брызнул из глаз моих тысячей слёз. Я корчился и катался по снегу, как умалишённый… Через несколько минут я начал вслушиваться, с каким-то болезненным интересом в то, что я начинаю сходить с ума. Быстро-быстро дыша, я вслушивался в это дыхание и внимательно следил, как пустота зовёт меня, манит, что она укроет меня, что ей ровно нет никакого дела до меня и моих переживаний. Я вдруг увидел себя со стороны, привставшего, с каким-то любопытством смотрящего в никуда, с мерцающей улыбкой помешанного. Всё вдруг стало резко-резко, чётко, как качественная цифровая фотография. Я понимал, что в надвигающейся пустоте мне не надо будет ни есть, ни пить, ни страдать, ни жить. Я целиком растворюсь там, и это был единственный выход. Сумрак гудел у меня в ушах, ласково шипя. Я, продолжая улыбаться, вдруг поймал на себе пытливый взгляд какого-то пожилого мужчины в очках. Он внимательно смотрел мне в глаза. Я вдруг увидел сочувствие и открыл рот, чтобы сказать ему всю причину: «от меня ушла девушка» или «мы навсегда расстались с ней», сказать как можно более ёмко, сжато и правдиво. Но слова эти застряли у меня в горле. Я изумился, о, я совершенно вдруг офигел в тот момент! Я всё ещё продолжал наблюдать за собой и за происходящим как-бы со стороны, но вдруг сейчас фокус стал шире, камера стремительно взлетела вверх и я, совершенно ошеломительно и разгромно для себя, увидел тысячи и тысячи людей, прохожих, у которых в жизни было ровно то-же самое… И самого себя, капризного эгоцентриста, среди них, на коленях, с зарёванным лицом, жадно вглядывающемся в этого прохожего. Мне вдруг стало невыразимо стыдно и с этим стыдом серый сумрак мгновенно пропал, свежий воздух проник в мои лёгкие, я понял, что я лечу, лечу, сюда, на эту улицу, в это тело, в эту жизнь…! Радость на миг опьянила меня, я чуть не рассмеялся и не бросился обнимать старика. Я как будто заново родился. Вскочив и буркнув прохожему что-то вроде «спасибо», я бросился к ближайшему автомату звонить Патапычу.

15.12.04.

 

"П.О.П.А.".
" Пушкин - Образцовый Пример Африканца!"