КАДАВР.

Огромный, абсолютно голый, воняющий фурацелином, с отвратительно жёлтой кожей, он ломился ко мне в дверь вот уже 5 минут. Самое страшное было то, что он, похоже, совсем не уставал, хотя напор, с которым он бился об дверь, был поистине чудовищный. Я знал, что этому монстру нужен был мозг, свежий, аппетитный, молодой. Но нет! Я не из тех, кто сдаётся без боя! Я забаррикадировал дверь и теперь тщетно ломал себе голову над тем, как мне выбраться из палаты. На окнах были толстые решётки. Между тем его вопли усилились до безумного. Тогда я схватил баночки с анализами, свой мешок с пищевыми отходами, остатки ужина на железной миске и принялся тщательно втирать всё это в свою голову, равномерно размазывая пахучую массу по волосам. Взглянув на себя в зеркало, я на секунду оторопел – на меня смотрела зловонная гнида с чем-то отвратительно тошнотворным на голове. Зная, что другого выхода нет, я быстро разобрал баррикаду. В это мгновение дверь разлетелась в щепки, и в палату влетел Кадавр. Я тут -же бросился на него. Я успел заметить безумный испуг на его ужасном лице, будто он и сам не верил, что встретил урода, ещё более тошнотворного, чем он сам. Кадавр дёрнулся и тотчас – же бросился наутёк. Я преследовал его недолго, скорее для формы, чем из-за действительного желания его догнать. По пути мне попались пара инфекций, но едва завидев меня, они в ту- же секунду начинали прятаться за батареи. Но я знал, что это ещё не конец…


7.12.04.
 

"П.О.П.А.".
" Пушкин - Образцовый Пример Африканца!"